воскресенье, 8 декабря 2013 г.

Рассказ Марии

- Православие и мир - http://www.pravmir.ru -
Рассказ Марии
Posted By Татьяна Евдовина On 7 декабря 2013 @ 4:19 In Главная тема,Литература,Проза | Comments Disabled
В рамках конкурса «История о вере, о настоящем человеке и о мужестве! [1]» своей историей делится Татьяна Евдовина.
Мозаичная икона в притворе храма Космы и Дамиана в Шубине. icxc.narod.ru[2]
Мозаичная икона в притворе храма Космы и Дамиана в Шубине. icxc.narod.ru
Был в моей жизни чудесный случай, который я запомнила навсегда. Вот сейчас мне уже за 80 лет, а помню, как будто вчера было.
Замуж я вышла рано, ещё девчонкой, в 17 лет. Свекровь мне досталась строгая, но справедливая. Все посты соблюдала, на одной капусте, бывало, сидела. Исхудает за пост, но не отступится. Молитвы полностью все вычитывала.
Всего один год мы с мужем пожили вместе. А потом началась война с фашистами. Забрали из нашей деревни всех мужиков на войну. Остались только бабы, старики да дети. А в деревне-то колхоз был, так мы там всё сами делали. Пришлось нам не только на ферме работать, но и в поле — косить, жать, молотить.
Вот как уборочная подошла, вызывает меня председатель колхоза и говорит: «Мария, будешь с другими девчатами теперь в поле по ночам ток сторожить. Это чтоб пшеницу намолоченную не воровали. По очереди : одну ночь ты, другую — Нина, третью — Варвара».
Я так напугалась. Это как же — ночью одна в поле, за три километра от деревни, без ружья? Время было страшное: и бандиты ходили, и волки. Да делать нечего, надо, больше некому.
Пошла я на следующий день на ток. Смена моя начиналась с 4 часов вечера и заканчивалась в 6 утра. Пришла на ток, огляделась. Ну что, большой навес, под навесом пшеница просушивается, а наверху навеса маленькая коморка из тёса и фанеры. Залезла наверх, смотрю — кругом поле, если что случится — не дозовёшься. Напал на меня страх, аж зубы застучали. Дело-то к ночи идёт. Вот уж смеркаться начало. Я какие молитвы знала — «Отче наш», «Богородице, Дево, радуйся» — прочитала, а всё равно трясёт.
И вот, часов так в 9 смотрю — сверху далеко видно — идут двое в мою сторону. Может мимо, думаю. Нет, к току поворачивают. В белых одеждах, что-то несут. Спряталась за коморку, осторожно выглядываю. Они всё ближе. Такие благообразные, с бородами, несут икону Божией Матери.
Подошли, встали под навес и стали молиться перед иконой, потом благословили на все четыре стороны и пошли дальше в поля, пока не скрылись из виду.
Охота мне было спросить, кто они такие, да побоялась. Свекровь потом сказала, что это были угодники Божии Косма и Дамиан.
Вот только с того времени я больше уже никого не боялась. И пока шла война, всё у нас было, слава Богу, благополучно.

Article printed from Православие и мир: http://www.pravmir.ru
URL to article: http://www.pravmir.ru/rasskaz-marii/
URLs in this post:
[1] История о вере, о настоящем человеке и о мужестве!: http://www.pravmir.ru/konkursy-pravmira-istoriya-o-vere-o-nastoyashhem-cheloveke-i-o-muzhestve/
[2] Image: http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2013/12/kosma.jpg
[3] Шутник: http://www.pravmir.ru/shutnik-2/
[4] Солнечная мозаика (мамины заметки одного дня): http://www.pravmir.ru/solnechnaya-mozaika-maminy-zametki-odnogo-dnya/
[5] Моей семье пятьсот лет: http://www.pravmir.ru/moej-seme-pyatsot-let/
[6] Конфеты от Барклая: http://www.pravmir.ru/konfety-ot-barklaya/

Копирайт © 2009 Православие и мир. Все права зарезервированы. Хостинг сайта 100mb.ru

четверг, 25 июля 2013 г.

А настоятель молится…


А настоятель молится…

Рядом со строительным вагончиком, переделанным под маленькую церквушку, с небольшим куполом и крестом над ним, строился большой каменный храм. Долго строился. Да и как можно было его быстро возвести, если жителей в поселке и полтысячи душ не наберется, а прихожан точно по статистике лишь десятая часть?
Вот и мерзли зимой, и парились летом в железном вагоне полсотни верующих, но затеи своей — типовой храм построить — не бросали. Более того, добились у архиерея, чтобы он им постоянного священника дал, а не приезжающего по праздникам очередного пастыря из немногочисленного и постоянно занятого своими приходскими делами священства благочиния, к которому этот поселковый храм относился.
Архиерей от просьбы прихожан церковного вагончика особой радости не испытал по одной простой причине: он прекрасно понимал, что семейного батюшку данный приход никак не прокормит, а лишних монахов, в миру служащих, у него в свободном наличии не было.
Прихожане же были не только настойчивы, но и изобретательны. В небольшом монастыре, недалеко от епархиального центра, среди братии монастырской их земляк — иеромонах подвизался, вот они его и «сагитировали», а затем и архиепископу готовое решение преподнесли.
Архиерей, по крохам данный монастырь собиравший и каждого тамошнего насельника лично знавший, вынужден был просьбу данную уважить. Понравилась владыке настойчивость прихожан «из вагончика», хотя на их обещание, что данный иеромонах будет у них «как сыр в масле кататься», архиерей все же с улыбкой возразил:
— У монахов в году постов больше, чем дней скоромных. Вы там, родные, с сыром и маслом не усердствуйте особо…
Должно заметить, что иеромонах, приняв на себя настоятельские обязанности, оказался молитвенником к себе строгим, к прихожанам снисходительным, к службам всегда готовым, а строителем… никаким. На все сетования о том, что надобно по «начальствам» походить и на новый храм стройматериалов выпросить, он никак не реагировал, лопаты в руки не брал, как и на лесах строительных замечен не был.
Удручала эта особенность пастыря приходского старосту со звучной фамилией Соловей. Не выдержал как-то этих огорчений и смущений Никита, так Соловья звали, собрал весь актив приходской и после воскресной службы к настоятелю обратился:
— Ты, батюшка наш дорогой, молишься много и служишь исправно, но надобно все же и стройкой заниматься. Одно дело, когда мы в кабинетах начальственных пороги обиваем, а другое, когда ты, в рясе да с крестом. Храм-то строить надобно…
Иеромонах, взор потупив, выслушал нарекания, вздохнул сокрушенно и ответил неожиданно:
— Я, братия и сестры, присягу священническую приносил, когда меня в сан возводили, и стараюсь ее неукоснительно соблюдать. Ничего в той присяге ставленнической про стройку не прописано, лишь о молитве, богослужениях, проповеди и нравственности священника говорится. Да и вы меня сюда звали служить, да молиться поболее. Об этом речь была и передо мной, и перед владыкой нашим.
Подумал еще иеромонах и заключил:
— Видно, молимся мало, что Бог нам не помогает…
— Как же мало, — возмутился староста, — и субботы, и воскресенье служим, все праздники не пропускаем, так мало того, вы еще и молебны каждый Божий день поете. Такого отродясь не было.
— Мало просим Бога… — тихо добавил настоятель.
Это тихое «мало», повторенное иеромонахом, даже возмутило Никиту Соловья.
— Да что вы говорите такое, отец-батюшка! Вон на соседнего настоятеля посмотрите. Воскресенье отслужил и целую неделю по шахтам, да организациям. Так у него уже и храм стоит утварью полным-полнехонек, и колокольня почти готова. Давеча, рассказали, колокола ездил заказывать. Он что, за одно воскресенье успевает Бога уговорить, чтобы Тот ему благодетелей да жертвователей присылал?
На том и закончилось непредвиденное приходское собрание. Каждый при своем остался. Огорченный староста, пребывая по итогам разговора в смятении и смущении, заставил внука найти в своем «интернате», так он интернет называл, присягу, которую будущие священники, перед тем как сан принять, приносят. Внук нашел, распечатал и деду Никите предоставил.
Как ни вчитывался староста в текст, пред ним лежащий, так и не нашел там обязательства будущего священника храм строить. Было, конечно, там обещание во всем правящего архиерея слушать, но ведь они у владыки настоятеля себе просили службу Божию служить, а не благодетелей искать и кирпичи класть.
Ехать же опять в епархию и просить владыку, чтобы тот такое послушание на их иеромонаха возложил, староста поостерегся. Да и было от чего появиться этому предостережению. Видя, как искренне служит монах, да как ласково с людьми обходится: выслушает, посочувствует и даже подскажет чего и как попробовать сделать надобно, радоваться следует, а не владыке новыми просьбами досаждать. Ведь, как ни рассуждай, а полюбили своего настоятеля прихожане.
Да что там говорить! Никита даже решил крыльцо к вагончику пристроить, душ на тридцать молящихся больше стало.
В следующее после приходского общего разговора воскресенье, перед тем, как крест к целованию преподнести, иеромонах поблагодарил всех за молитву, а потом и объявил:
— Все вы, молитвенники наши, знаете, что есть у нас на клиросе Евдокия, службу на зубок знающая, и хоть слаба глазами по годам своим, но что нужно и споет правильно, и прочитает как нужно. Поговорил я с ней давеча, чтобы мы каждый вечер да утро полную службу Богу служили, пока храм наш строится. Хоть и не велика копейка доходная будет, но знаю я точно, что Господь не может не благословить Свой храм построить… Вы же, кто сильно по хозяйству, да работами обязательными не связан, приходите помолиться и помочь чем умеете или чем можете.
Огорчился Никита. Это где же такое бывало, чтобы в поселке захудалом как в монастыре служили? Чудит иеромонах. Тут вот цемента тонну надо, деньги-то насобирали, слава Богу, а машины привезти — нет. Лучше бы на шахту сходил, транспорт какой-никакой выпросил.
С понедельника настоятель начал служить ежедневно, причем так же усердно, как и в дни воскресные да праздничные. К удивлению Никиты, в вагончик всегда хоть несколько человек, но приходили, причем часто те, которых здесь он никогда в глаза не видел.
Не учел староста того, что в их местности поселки друг от друга недалеко находятся, и слух о странном попе-монахе, который только и делает, что службы служит, быстро окрестные веси настиг.
Стали к вагончику машины легковые подъезжать, да не простые, а целые «гардеробы». Этими наименованиями Никита джипы называл. Из черных да белых гардеробов выходили лица начальственные, холеные да лощеные.
Приедут, в храм приспособленный зайдут, батарею свечей расставят, так что на двух имевшихся подсвечниках и не вмещаются, а потом ждут, когда служба окончится, чтобы со священником поговорить. О чем разговоры, Никита не ведал, но вот только после бесед этих к нему эти новые посетители вагончика заладили подходить с одним вопросом:
— Дед, что для стройки надобно?
Чего надо, староста знал точно и ответственно, у него даже списочек был, длинный такой, на две тетрадные страницы. И месяца не прошло, как стал Никита крестики напротив нужных материалов ставить, а со временем в тетради своей вместо «нужно найти» стал писать «необходимо сделать».
Службы в храме так и совершались — ежедневно. Никита обеспокоился, решил купить новую духовку электрическую, просфоры печь. Раньше ведь два десятка просфор на всю неделю хватало, а теперь одних служебных надобно почти пятьдесят штук, да маленьких четыре сотни…
Выделил староста почти тысячу гривен на новую печку, да купить не успел, жена директора соседней хлебопекарни печь пожертвовала вкупе с громадным чаном для замеса теста, который тут же под крещенскую купель приспособили. В купель эту теперь даже самого директора этой пекарни можно окунать, несмотря на его вес восьмипудовый.
Вот так и идут дела приходские. Храм новый уже оштукатуренный стоит, купола позолотой покрывают, да о колокольне прихожане рассуждать начали. В том, что соорудят они звонницу Божию, сомнений нет, в ином проблема: где купола заказывать?
Владыку пригласили на Покров. Освятить церковь новую. Обещался приехать.
А батюшка-то что? Да ничего.
Как обычно.
Молится.

среда, 24 июля 2013 г.

Крещение — начало письма Богу (+Видео)


Крещение — начало письма Богу (+Видео)

Если человек собирается креститься в сознательном возрасте — как подготовиться, с чего начать, на что обратить внимание? Отвечает протоиерей Алексий Уминский.
Человеку, который всерьез решил принять таинство Крещения, я бы посоветовал, прежде всего, задуматься о глубине своей веры. О том, ради чего человек собирается принять это таинство. Очень часто, к величайшему сожалению, бывает так, что человек хочет креститься, но не хочет быть христианином.
По крайней мере, не знает об этом ничего и не очень себе представляет, что значит быть христианином. Поэтому, конечно, главное в подготовке к этому великому таинству, с которого начинается духовная жизнь человека, с которого начинается его рождение в Боге, — очень хорошо знать, готов ли он взять на себя ответственность и быть верным тем обетам, которые он во время этого таинства приносит.
Фото Анны Гальпериной
Необходимо человеку, который готовится принять святое Крещение, знать Слово Божие, знать Евангелие. Это значит, немного познакомиться со Христом. Понятно, что Евангелие — это такая книга, которую невозможно постичь с первого прочтения. Христианин читает Евангелие всю свою жизнь. На самом деле он читает Евангелие самой жизнью своей, до тех пор, пока жизнь человека не станет Евангелием, такой тоже благой вестью. Но, тем не менее, наше первое знакомство со Христом как с Сыном Божиим, как с живой Богочеловеческой Личностью, происходит, прежде всего, через наше чтение Его слова, Его послания благой вести.
Еще очень важно знать, что человек, который принимает Святое Крещение, в каком-то смысле умирает. Умирает для чуждых Богу вещей, для чуждых Богу желаний, для чуждых Богу поступков. Очень хорошо надо понять, каковы они — чуждые Богу желания или чуждые Богу поступки.
Что есть во мне такого чуждого Богу, что должно обязательно умереть, когда я буду принимать Святое Крещение? Это очень важно знать. Важно себя очень серьезно проверить на сродство Богу и на чуждость Богу. Потому что Святое Крещение — это, прежде всего, рождение в Боге, родство с Ним. Человек, который становится христианином, начинает на себе нести имя Христа. Бог делает его Себе родным.
Поэтому то родство, которое у нас появляется с момента Святого Крещения, возникает на том самом месте, где умерло чуждое Богу, потому что для того, чтобы что-то проросло, необходимо это место очистить, освободить. Вот так человек, который готовится к Святому Крещению, должен внимательно посмотреть на свое сердце, внимательно посмотреть на свои мысли, внимательно проверить свои мысли, внимательно посмотреть на свою жизнь до крещения. Потому что с момента крещения это все новое, сам человек обновлен, сам человек чист.
Человек в крещении становится белым, как чистый лист бумаги. С этого момента он может снова и снова писать свою жизнь.
Очень важно, чтобы это наше письмо к Богу было без грубых ошибок.

Как войти в Церковь после долгих лет блужданий? (+Видео)


Человек был крещен в детстве, но рос вне церковной среды, вне церковной жизни. Он стал взрослым, понял, что ему Церковь необходима. С чего начать свое сознательное движение к Церкви? Рассказывает протоиерей Федор Бородин.
Вы были крещены в детстве. Это решение принимали не вы. Это решение принимали за вас. Сейчас вы стоите перед Церковью, и у вас очень много вопросов. Вы хотите в нее войти. Это прекрасно. Господь этому радуется, Он сказал о том, что об одной душе, которая потерялась и нашлась, Он радуется больше, чем о 99, которые никогда не терялись.
Протоиерей Феодор Бородин
Протоиерей Феодор Бородин
Действительно, на Небе радость, потому что вы решили вернуться на свою Родину, на которой были, может, несколько дней всего в своем дальнем-дальнем детстве. Первое, что хотелось бы вам сказать: Господь знает, почему вы не были в Церкви. Воспитание, отсутствие храмов, отсутствие традиций, никто вас не привел. Господь знает все эти сложности, особенно в нашей стране, где в течение очень многих лет невозможно было ходить в храм. Были целые города, где вообще не было ни одного открытого храма. Господь все это знал.
Сейчас вы похожи на человека, который будет узнавать, что на участке, на котором он всю жизнь выращивал картошку, оказывается, зарыт гигантский клад, больший, чем все сокровища Оружейной палаты. Вы будете обнаруживать, что ваша жизнь без Церкви — огромная потеря. То количество лет, которое вы прожили рядом с храмом, не зная, какое это сокровище, — огромная потеря. Но эту потерю можно восстановить. Бог милостив принимать всех, в какое бы время человек ни пришел в Церковь.
Что еще вы для себя откроете? Вы откроете то, что в Церкви дается помощь жить по-христиански. Вы возьмете в руку Евангелие, откроете, начнете читать, попытаетесь исполнить, почти ничего не получится. Очень тяжело. Тяжело быть кротким, тяжело быть смиренным, тяжело быть нищим духом, тяжело быть милосердным, сложно и тяжело. А вот когда вы начнете приступать к таинствам, вы увидите, что Господь начнет вам помогать.
Таинство исповеди — это не только прощение грехов, которые вы перечислили, вообще, любое таинство — это не только некое отрицательное действие, это, прежде всего, помощь в преодолении того, что в моей душе грех рождает. Если вы пришли в храм уже будучи семейным человеком, вы увидите, если дорастете до таинства венчания, что вашу семью начнет созидать Господь — как церковь. Вы увидите, что Он начнет вам помогать при воспитании ваших детей. Все изменится. Этот заброшенный участок прорастет удивительными цветами, и жизнь станет намного глубже и прекраснее.

С чего начать

Что надо сделать в первую очередь? С чего начать? Во-первых, начните с утренних и вечерних молитв. В любом Молитвослове есть молитвы утренние и молитвы на сон грядущим, то есть вечерние молитвы. Возьмите в руки карандаш. Когда у вас будет время, прочитайте правило полностью. Если вы почувствуете, что вам это много, отметьте те молитвы, которые ближе прозвучат к вашему сердцу. И выберите, себе отметьте такое правило, которое вы сможете читать каждое утро и каждый вечер. Может быть, небольшое, может быть, среднее, на ваше усмотрение. Но его уже читайте обязательно.
Обязательно читайте Евангелие. Потому что без Евангелия узнать волю Иисуса Христа для каждого из нас невозможно. Поэтому Евангелие читайте каждый день. По абзацу, по листочку, по страничке, по главе, по полглавы, по 5 глав, как у вас получится. Читайте обязательно, читайте его всю оставшуюся жизнь от начала до конца, от начала до конца… Это бездонная книга, и вы каждый раз будете находить для себя в ней что-то новое.
Начните участвовать в богослужении. Многое будет непонятно, но вы не унывайте, не опускайте руки, потому что со временем станет больше понятного, чем непонятного. Постарайтесь подойти к священнику и попросите его о первой исповеди. Лучше, чтобы первая исповедь была вне богослужения, когда будет много времени, когда никто не будет торопиться. Попросите его дать вам что-то почитать, какую-то литературу, по которой надо приготовиться к исповеди.
Прекрасная книга — «Опыт построения исповеди» архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Знаменитая книга, которая, я помню, еще до перестройки ходила в машинописном виде, передавалась из рук в руки. По ней очень хорошо проверять свою совесть. Приготовьтесь к исповеди, вспомните все. Вы должны быть готовы к тому, что в течение всех последующих лет вы еще очень многое из того, что не принесете на первую исповедь, будете в себе находить.
Господь — это свет, входя в вашу душу, Он будет с каждым годом все больше и больше просвещать вас. И при этом все возрастающем свете будет видно все больше и больше грязи. Знаете, если в комнате зашторить окна, выключить свет, там идеальный порядок — просто ничего не видно. Потом, когда включаешь свет, открываешь шторы, становится видно все. Чем больше света, тем виднее каждая пылинка. Будьте к этому готовы, не унывайте. Это длительный, многолетний процесс.
Постарайтесь приготовиться к причастию. Начните поститься, хотя бы немного. Обязательно — Великий Пост. Можно на первое время просто воздержаться от мяса. Пусть это будет начало. Можете строже — хорошо бы строже. Еще христиане постятся в среду и в пятницу. Можете что-то принести Богу в качестве жертвы? Принесите.
Начинайте читать. Начинайте читать святых отцов. Почему это надо? Дело в том, что воплотить евангельские заповеди в жизнь — это очень сложно. Это наука из наук и искусство из искусств. Те люди, которые это сделали за свою жизнь, которых мы называем святыми подвижниками, оставили нам записи, как это делать. Именно поэтому мы так любим их творения.
Сейчас издано почти все из церковного наследия. Можно купить и древних святых отцов, и современных, жития новомучеников и древних святых. Все это очень поучительно и очень важно. Пусть эти люди окружают вас, пусть они будут вашими друзьями, пусть они помогают вам на жизненном пути.
Конечно, в Церкви вы можете натолкнуться на искушение. Вы можете встретить грубость, раздражение, даже иногда хамство, невнимание — не осуждайте. Помните, что Церковь — это больница. Господь сказал: «Не здоровые имеют нужду во враче, но болящие». Вот Церковь — это все те, кто признал себя болящими, кто сказал: «Да, у меня плохой характер. Да, у меня много страстей. Да, я гневаюсь. Да, я раздражаюсь. Господи, прости». Люди пришли сюда лечиться.
Конечно, глупо, если вы придете в больницу лечиться, злиться на то, что там тоже много больных. Они все пришли туда лечиться, так же, как и вы, поэтому не осуждайте, ни на кого не смотрите. Помните, что вы пришли к Богу, не к кому-нибудь, а к Богу. Не к прихожанам, не к священникам, не к уборщице, не к работнику лавки. Вы пришли к Богу. Никто не может помешать вам до Него дойти, если вы действительно приняли такое решение.
Постарайтесь в приходе познакомиться с кем-нибудь, кто будет достаточно близок к вам по интересам, по образованию, по образу жизни, но при этом, кто давно воцерковлен. Такой человек может вам отвечать на вопросы, рассказать о том, что в Церкви надо, что не надо. Что принято, что не принято. Не случайно в древней Церкви восприемник, или крестный, крестная, не оставлял человека после крещения, даже если крестился взрослый человек, а сопровождал его по благословению епископа еще долгие годы, помогал ему в его возрастании.
Поскольку сейчас, может, нет рядом с вами вашей крестной или вашего крестного, помолитесь, чтоб Господь послал такого человека в вашем храме. Найдите такого человека, познакомьтесь с ним, обменяйтесь телефонами, пригласите к себе в гости, попросите рассказать о его воцерковлении, может быть, очень многое вам станет легче в храме.
Старайтесь вникать в суть богослужения, старайтесь молиться. Если вы не понимаете того, что сейчас звучит на молитве, говорите просто: «Господи, помилуй». Или: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, буди милостив мне, грешному (мне, грешной)». «Боже, очисти мя, грешнаго» — вот такие короткие молитвы. Надо понимать, что Господь очень рад каждому пришедшему человеку, и Он обязательно ответит вам на ваше вопрошание.
Вы делаете к Богу шаг навстречу, Он делает вам навстречу десять. Он обязательно вас встретит, Он — любящий Отец, молитесь и просите, Он ответит на ваши вопросы и даст вам ту радость, действительно радость обретения этого сокровища, этой драгоценности, которая, оказывается, была рядом с вами все годы, вы об этом просто не знали, не догадывались. Помоги вам Бог.